Домой Технопарк Доктор Може, или кто и зачем делает деревьям уколы и прививки?

Доктор Може, или кто и зачем делает деревьям уколы и прививки?

78
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Правда, вместо шприца «айболиты» из Mauget используют небольшую капсулу с вытянутым концом, которую устанавливают на ствол. Это называется методикой стволовых микроинъекций. В 1950-х ее разработали и запатентовали американский предприниматель Джеймс Може и его парт­нер по бизнесу химик Дейл Доддс.

В Россию технологию привезла компания «Може Раша» во главе с генеральным директором Ильей Кирюшиным. Он узнал об этой методике в начале нулевых, путешествуя по Америке. «Мы долго вели переговоры о сотрудничестве. У американцев предвзятое отношение к русским, – объясняет директор по международным отношениям «Може», супруга гендиректора Мери Самими. – У них существует расхожее мнение, что вести дела в России рискованно: не заплатят, обманут…»

Одно из вылеченных деревь­ев на ВДНХ

Мери выросла в США. И решила принять участие в переговорах, потому что не просто владеет английским как родным – у нее американский менталитет, и ей проще договариваться с людьми. «Сначала владельцы Mauget вели переговоры с опас­кой, – вспоминает она. – Но вскоре мы подружились с их специалистом Анной, которая выезжает на точки и ставит диагноз деревьям. Именно она и объяснила боссам, что мы хорошие ребята. Очень помог фейсбук: в Mauget проследили наши посты и увидели, что мы не русские гангстеры».

Mauget – бизнес семейный, возглавляют его два брата. Один – химик, он разрабатывает препараты, второй занимается менеджментом. У компании в городе Аркадия, недалеко от Лос-Анджелеса, есть целый город с лабораториями, мини-заводом и типографией. Компонентный состав препаратов разрабатывается там. Это солидное предприятие представлено во всех штатах. «Работать с ними очень приятно, – рассказывает Мери Самими. – В офисе царит домашняя атмосфера, к работникам относятся как к членам семьи. Когда мы подписали договор, у нас в России возникли сложности с регистрацией препаратов и мы не могли поставлять сюда капсулы в необходимом объеме. Но они нас не торопили и не спешили растрогать договор».

«Мы не ожидали, что будет так сложно зарегистрировать препараты в России, в Министерстве сельского хозяйства, – подхватывает рассказ Илья. – Самые простые – удобрения – регистрируются полтора-два года. Самые сложные – пестициды, в частности от короеда, – до трех лет. Приходится проводить много лабораторных исследований, платить за них и очень долго ждать. Мы подписали договор в 2009 году, а полную регистрацию прошли лишь недавно».

Для лечения деревьев Mauget использует методику стволовых микроинъекций

«Наши препараты были испытаны на каштанах в Главном ботаническом саду Российской академии наук, – продолжает Кирюшин. – Специалисты все лето брали пробы листьев, проверяли, в каком состоянии они находятся и насколько хорошо в них поступил препарат. Все 30 деревьев, которые мы обработали, выздоровели. И тогда мы решили предложить наши технологии городу. Уже намечалось несколько контрактов с парками, но недавно мне сказали: у нас нет денег, даже чтобы сухостой убрать, что уж говорить о лечении!»

А между тем преимущества метода поистине огромны. Сделать укол просто: нужно дрелью просверлить в стволе крохотное отверстие и вставить в него капсулу. Легко научиться делать это самому. Препарат вводится не под давлением: дерево само его «выпивает», поэтому не нарушается его внутренняя структура. Капсулы устанавливают вокруг ствола по периметру у корневой шейки через каждые 15 см. Окружность измеряют рулеткой на уровне груди. Когда пустую капсулу снимают, дырочка сама затягивается, потому что она маленькая. Один укол защищает дерево на срок от года до пяти лет. С помощью инъекций можно лечить практически все болезни, вызываемые грибками и бактериями, даже рак – у деревьев он проявляется в виде стволовой гнили. «Древесина светлеет, деревенеет, раны затягиваются, – говорит Илья. – Мы, конечно, не можем оживить мертвое дерево, но если шанс вылечить есть, мы беремся за дело».

Для работы на ВДНХ привлекаются альпинисты

Инъекции укрепляют деревья при повреждении корней или дефиците питательных веществ. «Профилактику мы тоже делаем, например от заселения короеда, – объясняет Илья. – Если территория большая и на ней много деревьев, так что все уколами не охватить, мы обкалываем деревья по границе участка, и короед обходит эти владения стороной. Стоящие по границе деревья защищают остальные от вредителей». При пересадке деревьев препараты Mauget улучшают корневой рост и дают сильное увеличение листвы. Что очень важно – микроинъекции экологически безопасны. Все химические вещества, которые содержатся в капсулах, попадают непосредственно в ствол дерева, не затрагивая окружающую среду. «Совсем иной эффект оказывает опрыскивание, – подчеркивает Мери. – При опрыскивании ядохимикаты, которые уничтожают вредителей, неизбежно попадают в атмосферу, а когда дождь смывает их с листвы, то в водоемы и в подземные воды».

Технология простая, а эффективность высокая. «После инъекции удобрениями уже через две недели идет прирост листвы, – рассказывает Илья. – Дольше всего лечится стволовая гниль – не меньше трех месяцев. В нашей практике было дерево с таким заболеванием – огромный тополь на Канале имени Москвы. Он украшает собой площадку, где проходят свадьбы, и его гибель разрушила бы ауру этого места. Мы установили на него 33 капсулы, а через три месяца после инъекций, осенью, нам позвонили озадаченные заказчики: у всех деревьев листья опали, а у этого – нет! Он чуть не половину зимы зеленый простоял».

С помощью инъекций можно лечить практически все болезни, вызываемые грибками и бактериями, даже рак – у деревьев он проявляется в виде стволовой гнили. Один укол защищает дерево на срок от года до пяти лет.Илья Кирюшингенеральный директор «Може Раша»

Частные компании и рядовые садоводы давно убедились в действенности метода Mauget. Заказы поступают не только из Подмосковья, но и из Брянска, Екатеринбурга, Краснодарского края, Красноярска, Нальчика, Санкт-Петербурга и т. д. Даже в Казахстане, Киргизии и Грузии появились клиенты. «Мы лечили три старых дуба на ВДНХ, – рассказывает Илья. – Сейчас продолжаем их наблюдать, они стали нашими пациентами. Хорошие отношения у нас сложились с «Москоу Кантри Клаб» в Нахабино. В 2004 году к ним приезжали представители американской компании и привозили инъекции, и, когда мы предложили им свои услуги, их специалист по зеленым насаждениям воскликнул: «Слава богу, Mauget в России зарегистрирован! Давайте подпишем договор!»

Тяжелая техника была привлечена на ВДНХ для работы с высокими деревьями

Сейчас, когда компания зарегистрирована официально, цены на препараты резко снизились, так как можно поставлять большие партии морем. «Раньше одна инъекция стоила $50, сейчас – двадцать. При крупных заказах цена не превышает $15, а при оптовых – десяти за инъекцию», – говорит генеральный директор.

Два года назад компания совместно с Институтом леса выпустила справочное руководство по болезням и вредителям деревьев. «Еще совсем недавно надо было обложиться энциклопедиями, а здесь все собрано в один справочник, материал изложен очень четко, по-американски: фотография – действие. С такой книгой можно самостоятельно лечить деревья и бороться с вредителями», – уверен Илья. «Недавно я была в Ясной Поляне, – говорит Мери. – Когда-то там прямо перед барским домом стояло дерево, к которому приходили крестьяне. Толстой тоже к нему выходил, общался с народом. Недавно дерево срубили. И я подумала: если бы раньше о нем узнали, возможно, сумели бы его спасти! Жаль терять деревья, особенно связанные с историей».

Источник

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ